У 2020 році українські аграрії зробили ряд спроб створити можливості для збільшення експортного потенціалу країни. З цією метою було прийнято ряд законів - зокрема, про сільгоспкооперацію і зниженні ставки ПДВ на сировину в агросекторі. Крім того, ініційовано відновлення роботи Міністерства агрополітики.

В інтерв'ю ГолосUA заступник голови Всеукраїнської Аграрної Ради (ВАР) Михайло Соколов розповів про підсумки 2020 року і про плани на 2021-й.

__________________________________________________

– Михаил, в 2020 году, на мой взгляд, в украинском агросекторе существенно улучшились условия для тех, кто хочет развивать свой аграрный бизнес и намерен сделать первые шаги в этом направлении. В частности, принят во втором чтении законопроект №3656, который предусматривает снижение ставки НДС на некоторые виды с/х продукции с 20% до 14%. Как это повлияет на условия экспортирования украинской продукции?

— В Украине достаточно большой объем с/х продукции экспортируется трейдерами. Они сначала платят аграриям-поставщикам НДС по ставке 20 процентов и потом им этот НДС должен возмещаться из бюджета. Соответственно, если раньше возмещалось 20%, теперь возмещаться будет 14%.

Какую цену должен бы был получать в Украине аграрий за свою продукцию: цены международного рынка минус затраты на логистику, минус маржа трейдера 1%. К слову, международная торговля идет без НДС: при импорте его взимают, при экспорте возмещают.

К сожалению, в Украине НДС возмещается далеко не всегда вовремя, а иногда и вовсе не возмещается. Сейчас трейдеры оценивают риск невозмещения примерно в 10%. В результате они закладывают в цену дополнительный дисконт — около 10% от суммы НДС к возмещению, или 1,6% от цены товара с НДС. Теперь они будут платить поставщикам зерна НДС по ставке 14%. Соответственно, и возмещать им будут 14%. Что приведет к тому, что и дополнительный дисконт к цене с НДС упадет с 1,6% до 1,12%. Это экономия порядка 0,5% от цены. При средней годовой реализации с 1000 га 24 млн грн, 0,5% составит 120 тыс. грн.

– В предварительной беседе вы говорили, что у этого закона на стадии рассмотрения в Верховной Раде были противники. Они утверждают, что некоторые сферы агробизнеса от этого потеряют.

– Нет. Получается, ровно то, что выиграли от этого закона аграрии, формально проиграл бюджет, потому что аграрии его теперь на меньшую сумму кредитуют. Бизнесы же, расположенные на различных участках цепочки производства и поставок аграрной продукции, ничего не проиграли. Единственный проигрыш возможен у самих агропроизводителей, которые экспортируют часть своей продукции самостоятельно, т.к. у них теперь вырастет сума возмещения из бюджета, которую приходится ждать по два и больше месяцев. Вот и весь возможный проигрыш.

Вместе с тем, аграрная отрасль в Украине – экспортноориентированная. Мы производим зерновых технических культур в три раза больше, чем потребляем. Соответственно, позитивный эффект от снижения ставки НДС на сырье, о котором я говорил выше, здесь будет значительнее, чем в любой другой отрасли. Учитывая же роль аграриев в ВВП, объемы производства, реализации и покупки сырья, а также объем валютной выручки в агросекторе, от уменьшения суммы НДС на сырье выиграет в целом вся экономика.

Поэтому мы и считаем, что в целом законопроект позитивный. Другой вопрос в том, что этот позитив измеряется конкретными цифрами, которые мы привели выше. Однако, вся дискуссия, которую я слышу, оперирует не этими реальными цифрами, а мифами о том, что переработчики что-то потеряют. Но это не так.

В Налоговом кодексе написано, что все контракты должны исполняться по цене без НДС. Если уменьшился НДС, то вы, как и раньше, покупаете по цене без НДС – она зафиксирована в контракте, плюс новый НДС, соответственно цена с НДС снижается.

Проиграли ли от этого закона контрагенты аграриев? Нет. Потому что их уплата НДС в бюджет вырастет ровно на туже сумму, на которую уменьшится стоимость покупаемого ими сырья с НДС. В действительности они даже выиграют, т.к. они заплатят соответствующие деньги не при покупке сырья, а при уплате налога в бюджет, т.е. позже на 1-2 месяца.

Возможно, что острая дискуссия, которая сопровождала принятие этого законопроекта, возникла из-за того, что аграрии долго работали в рамках спецрежима НДС – программы господдержки, разрешавшей приходящеюся на агрария часть уплаченного потребителем НДС не перечислять в бюджет, а оставлять себе. В результате, многие до сих пор не понимают, что НДС — это не деньги предприятия и не налог на его деятельность, как например, налог на имущество, единый налог или налог на прибыль, а налог на потребителя. Единственная проблема в том, что бизнес уплачивает его авансом, при покупке материально-технических ресурсов или части факторов-производства, а потом компенсирует себе уплаченное при реализации своей продукции. Поэтому, снижение ставки НДС на продукцию аграриев позволяет переработчикам и трейдерам на меньшую сумму кредитовать бюджет, как мы с вами уже обсудили.

В принципе, НДС — это такой налог, сумма которого определяется исключительно тем, сколько платит конечный потребитель, а дальше эта сумма, уже уплаченная потребителем, лишь распределяется по разным звеньям соответствующей цепочки производства и поставок. Соответственно, если не пытаться его украсть, то бизнесу должно быть безразлично сколько и на какой стадии уплачивается – это не его деньги, а деньги государства.

К слову, законопроект о снижении НДС на аграрное сырье — это не наша инициатива, не мы разрабатывали и не мы подавали. Но после обсуждения данной инициативы на общем собрании членов и на правлении ВАР было принято решение его поддержать, потому, что большинство членов ВАР, как и членов правления ВАР сочли эту инициативу разумной и полезной.

– Михаил, как обстоят дела с возобновлением работы Минагрополитики после того, как Верховная Рада проголосовала за назначение на пост аграрного министра Романа Лещенко?

– Принять решение о восстановлении министерства довольно просто, а вот реально восстановить его работу – нет. Да, Верховная Рада уже проголосовала, уже есть министр, но министерства еще нет, и оно еще не скоро появится. Чтобы вернуть министерство, нужно восстановить все, что было разрушено. Это непросто: снова создать департаменты, перевести из Минэкономики специалистов, тут уволить – там принять или перевести на другую должность. Кого-то при этом нужно будет «потерять», т.к. далеко не все соответствуют своим служебным обязанностям и сейчас тот самый момент, когда их реально уволить. Это огромная бюрократическая работа, которая будет достаточно долго проворачиваться, я думаю, как минимум, до лета этого года.

И в этом плане Роману можно только посочувствовать, потому что многие не понимают, что ему предстоит сделать и в каком положении он оказался. Я думаю, в ближайшие месяцы к нему будут вопросы из серии «министерство же создано, почему вы не сделали это и это?». А ответ простой: в первые несколько месяцев еще только будет восстанавливаться Министерство агрополитики. Напомню, когда в Украине проводилась реформа ГФС, то перемены заняли около года. Это реальный срок.

– Как вы оцениваете потенциал Романа Лещенко на посту министра агрополитики?

– Это хорошая кандидатура, человек себя реально зарекомендовал за последние полтора года. Я считаю, тот сигнал, который он дал рынку, работая на посту главы Госгеокадастра, что эта структура не для воровства, а для работы, а те, кто будут воровать, будут садиться в тюрьму, — это то, что аграриям необходимо и чего они ждут. Пока не будет в стране воли чиновников не допускать в исполнительной власти воровства, в стране вообще ничего хорошего не будет. Те, кто приходит на государственную службу и зарабатывает на коррупции, должны сидеть в тюрьме – и никак иначе.

Плюс кандидатуры Романа Лещенко также в том, что он не чужой человек для аграриев: он сам сельхозпроизводитель. У него налажен контакт с аграриями, он всегда их поддерживал и не боялся встречаться с людьми и разговаривать. К слову, ВАР еще до того, как прошло голосование в Верховной Раде, заявила о поддержке кандидатуры Романа Лещенко. Опять же, Роман не кандидатура ВАР. Но если мы видим, что человек работает, мы его поддерживаем. То же самое с Тарасом Высоцким. В свое время он возглавлял УКАБ. И когда ходили слухи, что его собираются увольнять с позиции замминистра (министерства экономики, торговли и сельского хозяйства – авт.), мы его поддерживали, потому что он реально хорошо делает свою работу.

– Михаил, в 2020 году ВРУ приняла закон о сельхозкооперации и вы являетесь одним из его авторов. 15 ноября закон вступил в действие. Расскажите о том, как он меняет правила работы аграриев.

– Если совсем коротко, этот закон позволяет украинским аграриям создавать с/х кооперативы и организовывать работу кооперации по модели, которая действует в тех странах мира, где через кооперативы реализуется от 40% до 60% всей аграрной продукции, а не как у нас —менее 1%. Однако, для полной реализации соответствующего потенциала, нам нужно еще принять такие же изменения в Налоговый кодекс, а также время. Например, в Литве после принятия аналогичного закона за 10 лет оборот с/х кооперативов вырос в 10 раз. Это, конечно, много. Но даже если мы сможем обеспечить те же темпы роста, мы выйдем лишь на 10% аграрного ВВП, чрез десять лет. Причина в том, что мы начинаем с очень низкой базы. Однако согласитесь, это не повод ничего не делать. На наш взгляд, это повод для того, чтобы делать больше, чем наши иностранные конкуренты.

Как вы знаете, на западе основной объем с/х продукции производят по нашим понятиям мелкие и очень мелкие с/х производители. Наши середнячки для них очень крупные хозяйства, а аналогов наших холдингов ни в ЕС, ни в США, ни в Канаде просто нет. Их место занимают именно кооперативы, объединяющие тех самых мелких и очень мелких с/х производителей. Соответственно, мы считаем, что уже состоявшееся принятие нового закона о с/х кооперации, а затем и изменений в Налоговый кодекс, позволит нам дать дополнительный толчок для развития и усиления рыночных позиций наших малых и средних аграриев.

– Михаил, глава ВАР А. Дыкун в ходе общения с журналистами упомянул, что в украинском агросекторе стоит расширять ассортимент готовой продукции для экспорта. На ваш взгляд, что нужно для развития европейских рынков сбыта украинской готовой продукции и что можно успеть сделать в 2021 году?

– В данном вопросе потребности аграрного сектора мало чем отличаются от потребностей всех других отраслей. Для развития переработки и производств с высокой добавленной стоимостью нам нужны реформа судебной системы, чтобы суды быстро рассматривали дела и выносили справедливые и законные решения; реформа правоохранительной системы – чтобы правоохранительные органы ловили жуликов и преступников, а не вымогали у предпринимателей деньги; реформа железной дороги – чтобы грузы перевозились быстро, без задержек и не пропадали по пути, при этом тариф должен быть ниже, чем у стран конкурентов. Сейчас же мы все ближе подходим к коллапсу ж/д перевозок, когда многие аграрии месяцами не могут отгрузить свою продукцию по железной дороге. Реформа подключения к электросетям – чтобы снизить стоимость и упростить подключение, а также дать возможность потребителям электроэнергии самим строить необходимые им для линейные объекты.

Я перечислил минимальный необходимый набор шагов, без которых строить в Украине переработку, по-прежнему, не выгодно. Сейчас, например, выгоднее вложить деньги в Польшу и там построить соответствующий завод для переработки украинского сырья, т.к. у них эти проблемы решены. Однако, если мы хотим вырваться вперед, мы должны не просто догнать, но и перегнать наших конкурентов по привлекательности для ведения бизнеса. А это значит — снижение налоговой и административной нагрузки, например, принятие закона о замене налога на прибыль, налогом на выведенный капитал, запуск пенсионной реформы, рост накоплений граждан и вовлечение этих средств в финансирование развития бизнеса в Украине. Сокращения регулирования в целом ряде отраслей. Нулевая или близкая к нулевой налоговая и административная нагрузка для бизнесов в сфере прикладных научных разработок и образования.

– Михаил, вы в предварительной беседе упоминали, что большинство поставщиков не устраивают условия работы с супермаркетами, которые задерживают оплату за реализованный товар. Можете ли рассказать, какова ситуация сейчас и можно ли ее исправить?

– Ситуация очень проста. Крупные торговые сети имеют доминирующее положение на рынке. Их рыночная сила значительно выше рыночной силы подавляющего большинства украинских поставщиков. В результате они навязывают им невыгодные и несправедливые условия работы. Например, сроки расчетов сетей по многим группам продовольственной продукции в несколько раз превышают реальные сроки реализации таких товаров. Фактически, торговые сети бесплатно кредитуются за счет поставщиков. По нашим оценкам сумма такого бесплатного кредита, т.е. того, что сети уже получили от покупателей, но еще не заплатили своим поставщикам, в целом по рынку составляет около $1 млрд. И это не единственная проблема. Есть еще и навязывание ненужных маркетинговых услуг, продажи места на полках, при этом сети не берут на себя ответственность за реализацию товара. Мол, вы платите нам за наши услуги, а если товар не будет реализован до истечения срока годности, это ваша проблема.

Одновременно, сети продвигают свои собственные марки, которые конкурируют с торговыми марками производителей, однако, как вы понимаете, такая конкуренция редко бывает честной. Сеть стремится, прежде всего, продать свой собственный товар, а не товар поставщиков.

Результат этой политики в том, что капитал выкачивается из производства и увеличивает прибыли собственников торговых сетей. А они уже, в свою очередь, либо вкладывают его в развитие собственного бизнеса, либо кладут себе в карман. Это не столь важно, т.к. в обоих случаях они обогащаются за счет украинских производителей. При этом в отношении крупных иностранных компаний им не удается проводить аналогичную политику.

Исправить эту ситуацию можно и нужно. И здесь не надо придумывать велосипед – в том же ЕС эту проблему решают на законодательном уровне, ограничивая аппетиты торговых сетей в пользу национальных производителей. Соответственно, и нам нужно делать то же самое, но с учетом того, какие инструменты для таких ограничений эффективно работают на практике, а какие не очень. Одновременно, нам нужно упрощать и удешевлять строительство новых торговых площадей, а также способствовать увеличению числа независимых игроков на рынке ритейла. В итоге мы повысим конкуренцию не только в борьбе за покупателей, но и за поставщиков.

Очевидно, что владельцы уже присутствующих на рынке торговых сетей, скажем так, не в восторге от соответствующих предложений аграриев и ВАР, в частности. Поэтому разработанный с нашим участием законопроект, решающий хотя бы первую часть соответствующих проблем, очень тяжело продвигается. Хотя то же Министерство экономики принимает самое живое участие в данной работе и руководит соответствующим процессом. Будем надеяться, что в наступившем году нам удастся добиться прогресса в данном вопросе и общественные интересы возьмут верх над частными.

Понеділок, 18 січня 2021

 

COVID_19_2
Zustrich VARMK_2021

Партнери